Объявление
   С 8 по 12 февраля 2016 года в связи с Праздником Весны Консульский отдел не работает.


КИТАЙ НАСТАИВАЕТ НА РАЗРЕШЕНИИ СООТВЕТСТВУЮЩИХ СПОРОВ МЕЖДУ КНР И ФИЛИППИНАМИ В ЮЖНО-КИТАЙСКОМ МОРЕ ПУТЕМ ПЕРЕГОВОРОВ
2016/07/14

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

I. ОСТРОВА ЮЖНО-КИТАЙСКОГО МОРЯ ЯВЛЯЮТСЯ НЕОТЪЕМЛЕМОЙ ЧАСТЬЮ ТЕРРИТОРИИ КИТАЯ

II. ИСТОКИ СПОРОВ МЕЖДУ КИТАЕМ И ФИЛИППИНАМИ В ЮЖНО-КИТАЙСКОМ МОРЕ

III. КИТАЙ И ФИЛИППИНЫ УЖЕ ДОСТИГЛИ КОНСЕНСУСА ПО РАЗРЕШЕНИЮ СПОРОВ В ЮЖНО-КИТАЙСКОМ МОРЕ

IV. ФИЛИППИНЫ НЕ РАЗ ПРИНИМАЛИ МЕРЫ, КОТОРЫЕ ПРИВОДИЛИ К ОСЛОЖНЕНИЮ СПОРОВ

V. ПОЛИТИКА КИТАЯ ПО РАЗРЕШЕНИЮ ВОПРОСОВ ЮЖНО-КИТАЙСКОГО МОРЯ

ВВЕДЕНИЕ

1. Южно-Китайское море расположено к югу от материкового Китая, на востоке соединяется узкими проливами и водными путями с Тихим океаном, на западе – с Индийским океаном. Это полузакрытое море, ориентированное в направлении с северо-востока на юго-запад. На севере оно омывает материковый Китай и остров Тайвань, на юге – острова Калимантан и Суматра, на востоке – Филиппинский архипелаг, на западе – Индокитайский и Малайский полуострова.

2. Острова в Южно-Китайском море включают архипелаги Дунша, Сиша, Чжунша и Наньша. Эти островные группы состоят из разного количества различных по размеру островов, рифов, песчаных отмелей и др. Архипелаг Наньша имеет самое большое количество островов и занимает самую значительную площадь.

3. Более 2000 лет назад китайцы уже занимались хозяйственной деятельностью в Южно-Китайском море. Китай раньше других стран обнаружил, наименовал и освоил острова в Южно-Китайском море и соответствующую акваторию, а также раньше других стран постоянно, мирно и эффективно осуществлял право суверенитета и управление данными островами и соответствующей акваторией. Суверенитет Китая над островами в Южно-Китайском море и соответствующие права и интересы Китая в Южно-Китайском море были закреплены в течение длительной истории и имеют исчерпывающее историческое и юридическое обоснование.

4. Китай и Филиппины граничат по морю и поддерживают тесные связи. Дружба между народами двух стран передается из поколения в поколение. Однако, с 70-х гг. XX века Филиппины начали незаконно захватывать отдельные острова и рифы китайского архипелага Наньша, создавая, таким образом, территориальные проблемы в отношении отдельных островов и рифов архипелага. Более того, по мере развития Международного морского права, между двумя странами возникали споры по делимитации морских границ в некоторых акваториях Южно-Китайского моря.

5. Китай и Филиппины еще не провели никаких переговоров, направленных на разрешение споров в Южно-Китайском море, но провели многократные консультации по вопросам урегулирования морских споров надлежащим образом и достигли консенсуса о разрешении споров путем переговоров и консультаций. Обе страны многократно подтверждали это в двухсторонних документах. В Декларации о поведении сторон в Южно-Китайском море (далее – Декларация), подписанной Китаем и странами АСЕАН в 2002 г., Китай и Филиппины дали серьезное обещание о решении соответствующих споров путем переговоров и согласований.

6. В январе 2013 г., вопреки вышесказанному консенсусу и данному обещанию, тогдашнее правительство Республики Филиппин в одностороннем порядке обратилось с жалобой в арбитраж по Южно-Китайскому морю. Филиппины, злоупотребляя механизмом разрешения споров в рамках «Конвенции», исказили и представили в выгодном для себя свете территориальные проблемы, урегулирование которых изначально выходило за рамки «Конвенции» ООН по морскому праву (далее – Конвенция), а также проблемы делимитации морских границ, которые Китай, сделав в 2006 г. соответствующее заявление, в соответствии со статьей 298 «Конвенции» исключил из числа обязательных процедур разрешения споров. Под этим предлогом Филиппины тщетно пытаются отрицать территориальный суверенитет и морские права и интересы Китая в Южно-Китайском море.

7. Цель настоящего документа – раскрыть правду и подлинный характер соответствующих споров по Южно-Китайскому морю между Китаем и Филиппинами, а также вновь подтвердить неизменную позицию и политику Китая по проблемам Южно-Китайского моря. Вернувшись к истокам проблем, дать правильное представление о них.

I. ОСТРОВА ЮЖНО-КИТАЙСКОГО МОРЯ ЯВЛЯЮТСЯ НЕОТЪЕМЛЕМОЙ ЧАСТЬЮ ТЕРРИТОРИИ КИТАЯ

1. Исторически установился суверенитет Китая над островами Южно-Китайского моря

8. Издревле китайцы жили и занимались производственной деятельностью на островах Южно-Китайского моря и соответствующей акватории. Китай раньше других стран обнаружил, наименовал и освоил острова в Южно-Китайском море и соответствующую акваторию, а также раньше других стран постоянно, мирно и эффективно осуществлял право суверенитета и управление островами в Южно-Китайском море и соответствующей акваторией. Китай установил суверенитет над островами и соответствующие права и интересы в Южно-Китайском море.

9. Во II веке до нашей эры, в эпоху династии Западная Хань, китайцы плавали по Южно-Китайскому морю, и, в ходе длительной практической деятельности, обнаружили острова Южно-Китайского моря.

10. Записи о деятельности китайского народа в Южно-Китайском море содержатся во многих древних китайских книгах, таких как «И У Чжи» (Записи о странных вещах), выпущенной в эпоху династии Восточная Хань (25–20 гг.), «Фу Нань Чжуань» (Записи о Фу Нане) периода Троецарствия (220–280 гг.), «Мэн Лян Лу» (Записки о мечтателе) и «Лин Вай Дай Да» (За хребтами вместо ответа) периода династии Сун (960–1279 гг.), «Дао И Чжи Люе» (Краткие записи об островах) династии Юань (1271–1368 гг.), «Дун Си Ян Као» (Исследование о Восточном и Западном океанах) и «Шунь Фэн Сян Сун» (Попутный ветер в паруса) династии Мин (1368–1644 гг.), «Чжи Нань Чжэн Фа» (О пользовании компасом), «Хай Го Вэнь Цзянь Лу» (Мемуары о приморских государствах) династии Цин (1644–1911 гг.). Помимо всего прочего, в данных книгах были зафиксированы географическое положение и особенности рельефа островов Южно-Китайского моря, а также гидрологические и метеорологические особенности Южно-Китайского моря. В них также были даны образные названия островов Южно-Китайского моря, такие как Чжанхайцитоу (Атоллы на Южно-Китайском море), Шаньхучжоу (Коралловый остров), Цзюжулочжоу (Девять островов в виде тубинеллы), Шитан (Каменный риф), Цяньлишитан (Каменный риф длиной в тысячу ли; ли – мера длины, равная 0,5 километра), Ваньлишитан (Каменный риф длиной в десять тысяч ли), Чанша (Длинная песчаная отмель), Цяньличанша (Песчаная отмель длиной в тысячу ли), Ваньличанша (Песчаная отмель длиной в десять тысяч ли) и т. д.

11. В ходе освоения Южно-Китайского моря, китайские рыбаки создали относительно устойчивую систему наименования островов. Например, остров и отмель они называли «Чжи», риф – «Чань», «Сянь» или «Ша», лагунный риф – «Куан», «Цюань» или «Тан», банку – «Шапай». Книга «Гэн Лу Бу» (Руководство по морским маршрутам), сформированная в эпоху династий Мин и Цин, являлась для китайских рыбаков навигационным справочником для плавания в прибрежных водах материкового Китая и между островами Южно-Китайского моря. Этот справочник в различных версиях распространялся в рукописном виде и используется до сих пор. В этой книге зафиксированы не только факты жизни и производственной деятельности китайского народа на островах Южно-Китайского моря, но и записано наименование китайскими рыбалками островов Южно-Китайского моря. В «Гэн Лу Бу» имеются названия более 70 островов, рифов и песчаных отмелей архипелага Наньша. Некоторые были наименованы по компасному азимуту, например, Чоувэй (риф Чжуби), Дунтоу Исинь (риф Пэнбоаньша); некоторые были наименованы по специфическим местным продуктам, например, Чигуасянь (риф Чигуа, чигуа в китайском языке значит красный трепанг), Могуасянь (риф Наньпин, могуа в китайском языке значит черный трепанг); некоторые – по форме острова или рифа, например, Няочуань (риф Сяньэ, няочуань значит птичье крыло), Шуандань (риф Синьи, шуандань – коромысло); некоторые получили названия реальных предметов, например, Гогайчжи (отмель Аньбошачжоу, гогай – крышка котла), Чэнгоучжи (остров Цзинхун, чэнгоу – крюк на конце безмена); некоторые – по пролегающим там водным путям, например, Люмэньша (риф Люмэнь).

12. Часть названий островов Южно-Китайского моря, данных китайским народом, была цитирована и внесена западными мореплавателями в некоторые авторитетные справочники по мореплаванию и морские атласы. Например, названия Namyit (остров Хунсю), Sin Cowe (остров Цзинхун) и Subi (риф Чжуби) позаимствованы из диалекта пров. Хайнань – «Наньи», «Чэнгоу» и «Чоувэй».

13. Многочисленные исторические документы и данные о памятниках культуры свидетельствуют, что китайский народ непрерывно осваивал и использовал острова Южно-Китайского моря и соответствующие акватории. Начиная с династий Мин и Цин ежегодно китайские рыбаки, используя северо-восточный пассат, отправлялись на юг в акваторию архипелага Наньша для рыболовного промысла, на следующий год они с юго-западным пассатом возвращались на континент. Некоторые китайские рыбаки годами жили на островах, они ловили рыбу, копали колодцы, чтобы брать воду из них, поднимали целину и выращивали различные сельскохозяйственные культуры, строили дома и храмы, разводили домашнюю птицу и скот. По свидетельствам китайских и зарубежных исторических источников и по результатам археологических раскопок на отдельных островах и рифах архипелага Наньша были сельскохозяйственные культуры, колодцы, дома, храмы и монастыри, могилы и надписи на стелах, оставленные китайскими рыбаками.

14. Во многих документах других стран зафиксировано, что долгое время только китайцы жили и работали на архипелаге Наньша.

15. В «Путеводителе по китайскому морю», изданном в 1868 г. по приказу Адмиралтейства Великобритании, о рифах Чжэнхэцюньцзяо архипелага Наньша написано следующее: «хайнаньские рыбаки, зарабатывающие на жизнь ловлей трепангов и раковин, оставили следы на большинстве островов. Некоторые из них подолгу живут на островах». «Рыбаки на острове Тайпин живут уютнее, чем остальные на других островах. По сравнению с другими островами колодезная вода на острове Тайпин гораздо лучше». Во многих местах «Путеводителя по китайскому морю», изданного в 1906 г. и «Дневника о плавании по Китайскому морю», изданного в 1912 г., 1923 г. и 1937 г. была описана жизнь и производственная деятельность китайских рыбаков.

16. В журнале «Колониальный мир в иллюстрациях» (Le Monde Colonial Illustré), изданном в сентябре в 1933 г. во Франции было написано: «на 9 островах архипелага Наньша живут лишь китайцы (жители пров. Хайнань), там нет никаких граждан других стран. В то время на Юго-западном острове (остров Наньцзы) насчитывалось 7 человек, из них 2 ребенка; на острове Зиту (остров Чжунъе) – 5 человек; на острове Спратли (остров Наньвэй) – 4 человека, что на 1 человека больше, чем в 1930 г.; на острове Лоаита (остров Ловань) находятся алтари, хижины и колодцы, оставленные китайцами; на острове Иту Аба (остров Тайпин) не найдены следы человека, обнаружена лишь доска с китайскими иероглифами. Основной смысл надписи таков: «доставили продовольствие сюда, никого не нашли, поэтому положили продовольствие под листом железа». На других островах также повсюду можно видеть следы проживания рыбаков. В этом журнале также имелась запись: на островах Тайпиндао, Чжунъедао, Наньвэйдао и других есть обильная растительность, выкопаны колодцы с питьевой водой, растут кокосовые пальмы, ананасы, зелень, картошка, обитают домашние животные, поэтому они приспособлены для жизни людей.

17. В японских исторических документах «Острова в зоне шторма», изданных в 1940 г., и сборнике «Навигация в Азии » (4-й том), изданном гидрографическим управлением ВМФ США в 1925 г., тоже шла речь о жизни и производственной деятельности китайских рыбаков на архипелаге Наньша.

18. Китай раньше других стран начал постоянно управлять островами Южно-Китайского моря и соответствующей деятельностью на море. Исторически, Китай осуществлял постоянное, мирное и эффективное управление островами Южно-Китайского моря и соответствующей акваторией, используя такие методы, как учреждение администрации, патрулирование кораблями флота, освоение ресурсов, проведение астрономических измерений и географических исследований и др.

19. Например, в эпоху династии Сун Китай учредил пост Цзин Люэ Ань Фу Ши (генерал-губернатор, уполномоченный на управление военными и гражданскими делами) в провинциях Гуанси и Гуандун, чтобы управлять южными территориями. Цзэн Гунлян, живший в период династии Сун в своей книге «Уцзин Цзунъяо» (Наиболее важные фрагменты из трактатов по военному искусству) отметил, что Китай учредил патрульный флот для осуществления патрулирования на Южно-Китайском море, с целью укрепления обороны морских рубежей на Южно-Китайском море. В «Цюн Чжоу Фу Чжи» (Хроника района Цюнчжоу), составленной Мин И в эпоху династии Цин, «Я Чжоу Чжи» (Хроника области Ячжоу), составленной Чжун Юаньди в эпоху династии Цин, в перечень охраняемых районов были включены Шитан и Чанша.

20. В пунктах «территория» и «география» многих региональных хроник, составленных правительством, таких как «Гуандун Тун Чжи» (Хроника пров. Гуандун), «Цюнчжоу Фу Чжи» (Хроника Цюнчжоу), «Ваньчжоу Чжи» (Хроника Ваньчжоу) имеются подобные записи: на территории Ваньчжоу находятся Цяньличанша и Ваньлишитан.

21. Правительства разных династий Китая наносили острова Южно-Китайского моря на официальные карты как часть территории Китая. На «Генеральной карте Поднебесной» в составе «карты провинций, находящихся в прямом подчинении Великой Цинской империи» 1755 г., «Карте всей Поднебесной Великой Цинской империи» 1767 г., «Карте Великой Цинской империи»1810 г., «Карте всей Поднебесной Великой Цинской империи» 1817 г. и других картах острова Южно-Китайского моря отнесены к территории Китая.

22. Исторические факты свидетельствуют, что китайский народ все время считал острова Южно-Китайского моря и соответствующие акватории местом жизни и производственной деятельности, занимаясь их освоением и использованием в различных формах. Правительства разных династий Китая осуществляли постоянное, мирное и эффективное управление островами Южно-Китайского моря. В ходе длительного исторического процесса Китай установил суверенитет над островами Южно-Китайского моря и закрепил соответствующие права и интересы в Южно-Китайском море. Китайский народ давно стал хозяином островов Южно-Китайского моря.

2. Китай всегда твердо защищал территориальный суверенитет, права и интересы в Южно-Китайском море

23. До XX века в вопросах суверенитета над островами Южно-Китайского моря Китай никогда не встречался с вызовами. С 30-х по 40-е гг. XX века Франция и Япония незаконно захватили военной силой отдельные острова и рифы китайского архипелага Наньша. Китайский народ поднялся на борьбу сопротивления. В то время китайское правительство приняло ряд мер, чтобы защитить свой суверенитет над архипелагом Наньша.

24. В 1933 г. Франция вторглась на отдельные острова и рифы китайского архипелага Наньша, и в изданном правительством коммюнике объявила об их оккупации, спровоцировав «инцидент девяти малых островов». Акт агрессии Франции вызвал резкую реакцию и масштабные протесты в разных городах и среди разных слоев населения Китая, все как один осуждали акт агрессии со стороны Франции. Китайские рыбаки, проживающие на архипелаге Наньша, практическими действиями противостояли агрессии Франции. Фу Хунгуан, Кэ Цзяюй, Чжэн Ланьдин и другие рыбаки срубили флагштоки, на которых поднимались государственные флаги Франции, на островах Тайпин, Бэйцзы, Наньвэй, Чжунъе и др.

25. После «инцидента девяти малых островов» официальный представитель МИД Китая отметил, что «только наши рыбаки проживают на соответствующих островах архипелага Наньша, которые международное сообщество считает территорией Китая». Китайское правительство сделало Франции серьезное представление по поводу вторжения на девять малых островов. В то же время, в ответ на действия Франции, введшей в заблуждение китайских рыбаков и обманом заставившей их вывесить государственные флаги Франции, правительство пров. Гуандун приказало начальникам уездов запретить вывешивание флагов иностранных государств на китайских рыболовных судах, работающих на островах и в акватории архипелага Наньша, а также раздать рыбакам государственные флаги Китая и потребовать от них вывешивать эти флаги.

26. Комитет по рассмотрению сухопутной и морской карт, который был образован на основе министерств иностранных дел, внутренних дел, военно-морского флота и др., рассмотрел и утвердил названия островов, рифов, банок и песчаных отмелей в Южно-Китайском море. Этот комитет в 1935 г. составил и издал «Карту островов Южно-Китайского моря».

27. В период захватнической войны против Китая Япония незаконно захватила острова Южно-Китайского моря. Китайский народ отважно противостоял японской агрессии. По мере разрастания мировой антифашистской войны и войны Сопротивления китайского народа японским захватчикам, представители Китая, США и Великобритании в декабре 1943 г., опубликовали «Каирскую декларацию», в которой торжественно провозглашалось, что все территории, отторгнутые Японией у Китая, должны быть возвращены Китаю. В статье 8 «Потсдамской декларации», опубликованной от имени правительств Китая, США и Великобритании в июле 1945 г., четко говорилось, что условия Каирской декларации будут выполнены.

28. В августе 1945 г. Япония приняла условия Потсдамской декларации и объявила о безоговорочной капитуляции. С ноября по декабрь 1946 г. по приказу китайского правительства полковник Линь Цзунь и другие высокопоставленные гражданские и военные чиновники на военных кораблях «Юнсин», «Чжунцзянь», «Тайпин» и «Чжунъе» по отдельности прибыли к архипелагам Сиша и Наньша, где провели церемонию принятия островов под свой контроль и управление. Они заново поставили памятный знак, подтверждающий суверенные права Китая и разместили здесь войска в целях охраны данной территории. Впоследствии китайское правительство переименовало 4 острова архипелагов Сиша и Наньша, дав им названия вышеуказанных 4-х военных кораблей.

29. В марте 1947 г. на острове Тайпин китайское правительство учредило администрацию по управлению архипелагом Наньша, подчиненную провинции Гуандун. На острове Тайпин была установлена метеостанция и радиостанция, которая с июня того же года начала передавать метеорологическую информацию.

30. На основе новых картографических съемок островов Южно-Китайского моря, китайское правительство в 1947 г. составило «Нань Хай Чжу Дао Ди Ли Чжи Люе (Главное географическое обозрение островов Южно-Китайского моря)», рассмотрело и утвердило таблицу «Нань Хай Чжу Дао Синь Цзю Мин Чэн Дуй Чжао Бяо (Сравнительная таблица старых и новых названий островов Южно-Китайского моря)», разработало карту «Нань Хай Чжу Дао Вэй Чжи Ту (Карта расположения островов Южно-Китайского моря)», на которой пунктирной линией была обозначена часть Южно-Китайского моря, находящаяся под суверенитетом Китая. В феврале 1948 г. китайское правительство опубликовало карту «Чжун Хуа Минь Го Син Чжэн Цюй Юй Ту (Карта административных районов Китайской Республики)», включающую карту «Нань Хай Чжу Дао Вэй Чжи Ту (Карта расположения островов Южно-Китайского моря)».

31. В июне 1949 г. китайское правительство опубликовало «Положение об организации кабинета главы администрации особого района Хайнань», по которым в состав особого района Хайнань были включены: «остров Хайнань, архипелаг Дунша, архипелаг Сиша, архипелаг Чжунша, архипелаг Наньша и другие прилегающие к ним острова, подчиненные особому району Хайнань».

32. После своего образования 1 октября 1949 г., Китайская Народная Республика продолжила защищать суверенитет островов Южно-Китайского моря и соответствующие права и интересы Китая в Южно-Китайском море путем многократного подтверждения и принятия законодательных мер, создания органов административного управления, а также дипломатических переговоров и т.д. Китай никогда не прерывал своих действий, таких как патрулирование, законоисполнение, освоение ресурсов, научные изыскания и т.д. на островах Южно-Китайского моря и в их соответствующей морской акватории.

33. В августе 1951 года министр иностранных дел КНР Чжоу Эньлай обнародовал «Заявление о проекте мирного договора США и Великобритании с Японией и о конференции в Сан-Франциско», в котором он подчеркнул, «китайский архипелаг Сиша и остров Наньвэй, как и архипелаг Наньша в целом, а также архипелаг Чжунша, равно как и архипелаг Дунша издавна являются территориями Китая. Хотя в ходе агрессивной войны японского империализма против Китая они в свое время были оккупированы, но после капитуляции Японии тогдашнее китайское правительство приняло все эти острова под свой суверенитет», «Безусловный суверенитет КНР над островом Наньвэй и архипелагом Сиша не подвергается никакому сомнению, независимо от того, содержится ли соответствующее положение и какого рода положение в проекте мирного договора США и Великобритании с Японией».

34. В сентябре 1958 г. Китай обнародовал «Заявление правительства КНР о территориальных водах», в котором была четко определена ширина территориальных вод Китая – двенадцать морских миль, и используя метод прямой базисной линии была проведена базисная линия территориальных вод. Вышеуказанные положения применимы ко всем территориям КНР, включая «архипелаг Дунша, архипелаг Сиша, архипелаг Чжунша, архипелаг Наньша и другие острова, принадлежащие Китаю».

35. В марте 1959 г. китайское правительство на острое Юнсин архипелага Сиша учредило «Управление архипелага Сиша, архипелага Наньша и архипелага Чжунша»; в марте 1969 года данное управление было переименовано в «Революционный комитет архипелага Сиша, архипелага Чжунша и архипелага Наньша провинции Гуандун»; в октябре 1981 г. было восстановлено название «Управление архипелага Сиша, архипелага Наньша и архипелага Чжунша».

36. В апреле 1983 г. Китайский комитет по делам географических названий был уполномочен опубликовать часть нормативных названий островов Южно-Китайского моря, количество которых составило 287.

37. В мае 1984 г. на второй сессии Всекитайского собрания народных представителей 6-го созыва было принято решение о создании административного района Хайнань, в сферу подчинения которого входили острова и рифы архипелагов Сиша, Наньша и Чжунша, а также их морские акватории.

38. В апреле 1988 г. на первой сессии Всекитайского собрания народных представителей 7-го созыва было решено учредить провинцию Хайнань, в сферу подчинения которой вошли острова и рифы архипелагов Сиша, Наньша, Чжунша и их морские акватории.

39. В феврале 1992 г. Китайское правительство обнародовало «Закон КНР о территориальных водах и прилегающих к ним зонах», установив основной правовой режим территориальных вод и прилегающих к ним зон Китая. В данном законе четко предусматривалось: «Сухопутная территория КНР включает в себя материковую часть КНР и приморские острова, Тайвань и прилегающие к нему острова, в том числе остров Дяоюйдао, острова Пэнху, архипелаг Дунша, архипелаг Сиша, архипелаг Чжунша, архипелаг Наньша и все другие острова, принадлежащие КНР». В мае 1996 г. на 19-й сессии Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей 8-го созыва было принято решение об утверждении «Конвенции ООН по морскому праву» и заявлено, что «КНР вновь подчеркивает суверенитет над архипелагами и островами, перечисленными во 2-й статье “Закона КНР о территориальных водах и прилегающих к ним зонах”от 25 февраля 1992 г.».

40. В мае 1996 г. китайское правительство сделало заявление о приморских районах материкового Китая, которые включают 49 базисных пунктов территориальных вод и базисных линий территориальных вод, соединенных прямыми линиями, начиная с Гаоцзяо провинции Шаньдун до Цзюньбицзяо острова Хайнань, а также 28 базисных пунктов территориальных вод и базисных линий территориальных вод, соединяемых прямыми линиями, и заявило об обнародовании в дальнейшем остальных базисных линий территориальных вод.

41. В июне 1998 г. Китай опубликовал «Закон об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе», который утвердил основной правовой режим китайской исключительной экономической зоны и континентального шельфа, и четко предусмотрел, что «положения данного закона не влияют на права исторического характера, которыми пользуется КНР».

42. В июне 2012 г. Госсовет КНР утвердил ликвидацию Управления архипелага Сиша, архипелага Наньша и архипелага Чжунша в провинции Хайнань, и создание города Саньша окружного значения, который будет управлять островами и акваториями архипелага Сиша, архипелага Чжунша и архипелага Наньша.

43. Китай уделяет повышенное внимание охране экологии и рыболовных ресурсов в Южно-Китайском море. В 1999 г. Китай начал осуществлять режим запрета на ловлю рыбы в период летней жары в Южно-Китайском море. К концу 2015 г. Китай в Южно-Китайском море создал в общей сложности 6 природных заповедников гидробионта государственного уровня, 6 аналогичных заповедников провинциального уровня, общая площадь которых составляет 2,69 млн. га; создал 7 заповедников зародышевой плазмы продуктов водного промысла государственного уровня, общая площадь которых – 1,28 млн. га.

44. С 50-х годов 20-го века администрация китайского Тайваня постоянно размещает свой гарнизон на острове Тайпин архипелага Наньша. На острове, помимо этого, находятся административные учреждения, предоставляющие услуги гражданскому населению, а также осваиваются и используются природные ресурсы.

3. Китайский суверенитет над островами Южно-Китайского моря получил широкое признание у мирового сообщества

45. После завершения Второй мировой войны Китай вернул себе острова Южно-Китайского моря и восстановил государственный суверенитет над этими островами. Многие страны мира признали, что острова Южно-Китайского моря являются территорией Китая.

46. В «Сан-Францисском мирном договоре с Японией», подписанном в 1951 г., предусматривалось, что Япония должна отказаться от всех прав, правооснований и претензий на архипелаг Наньша и архипелаг Сиша. В 1952 г. японское правительство официально заявило, что Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Тайвань, острова Пэнху, архипелаг Наньша и архипелаг Сиша. В том же году в «Стандартном атласе мира», под которым поставил свою подпись и рекомендовал для использования тогдашний министр иностранных дел Японии Окадзаки Кацуо, а точнее, в 15-й по счету карте – «Карте Юго-Восточной Азии», архипелаги Сиша, Наньша, Дунша и Чжунша, от которых согласно мирному договору Япония должна была отказаться, были обозначены на карте как территория Китая.

47. В октябре 1955 г. Международная организация гражданской авиации провела заседание в Маниле, на котором присутствовали представители США, Великобритании, Франции, Японии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Таиланда, Филиппин, Южного Вьетнама и администрации Тайваня (Китай). Представитель Филиппин являлся председателем заседания, а представитель Франции – заместителем председателя. Резолюция № 24, принятая на заседании, потребовала от тайваньской администрации Китая усилить метеорологические наблюдения на архипелаге Наньша, при этом ни один из представителей, участвовавших в заседании, не возразил и не воздержался.

48. 4 сентября 1958 г. китайское правительство опубликовало «Декларацию правительства КНР о территориальных водах», в которой заявило, что ширина китайских территориальных вод составляет 12 морских миль, и четко отметило, что «это положение применимо на всей территории КНР, включая ... архипелаг Дунша, архипелаг Сиша, архипелаг Чжунша, архипелаг Наньша и другие острова, принадлежащие Китаю». 14 сентября премьер-министр Вьетнама Фам Ван Донг во встрече с премьером Госсовета Китая Чжоу Эньлаем с серьезностью отметил, что «правительство Демократической республики Вьетнама признает и одобряет декларацию правительства КНР о территориальных водах, сделанную 4 сентября 1958 г.», «правительство Демократической республики Вьетнам уважает это решение».

49. В августе 1956 г. первый секретарь представительства США на Тайване Уэбстер сделал устное заявление властям Тайваня (Китая) о том, что военнослужащие США планируют посетить острова и рифы архипелагов Чжунша и Наньша, например, остров Хуанъяньдао, рифы Шуан-цзыцюньцзяо, остров Цзинхундао, остров Хунсюдао, остров Наньвэйдао для проведения топографической съемки. Тайваньская администрация Китая дала согласие на просьбу США.

50. В декабре 1960 г. американское правительство направило письмо властям Тайваня (Китай), в котором оно «попросило допустить» военнослужащих США для проведения топографической съемки на местности на рифах Шуанцзыцюньцзяо, острове Цзинхундао и острове Наньвэйдао. Тайваньская администрация Китая утвердила это заявление.

51. В 1972 г. Япония в «Совместном заявлении правительств КНР и Японии» подчеркнула, что она будет придерживаться положений 8-й статьи «Потсдамской декларации».

52. По сообщению агентства AFP, 4 февраля 1974 г. тогдашний министр иностранных дел Индонезии А. Малик подчеркнул, что на современной карте можно видеть, что Парасельские острова и архипелаг Спратли принадлежат Китаю. Поскольку мы признаем, что существует только один Китай, то в нашем представлении это означает, что данные архипелаги принадлежат КНР.

53. С 17 марта по 1 апреля 1987 г. на 14-м заседании Межправительственной океанографической комиссии ЮНЕСКО обсуждался «План осуществления глобальной системы наблюдений за уровнем моря на 1985–1990 годы» (IOC/INF-663 REV), представленный секретариатом данной комиссии. В этом документе предлагалось включить архипелаг Сиша и архипелаг Наньша в глобальную систему наблюдений за уровнем моря, причем оба эти архипелага были четко отнесены к территории «Китайской Народной Республики». Для реализации этого плана китайское правительство по поручению должно создать пять станций для морских наблюдений, в том числе одну на архипелаге Наньша и одну на архипелаге Сиша.

54. Острова в Южно-Китайском море принадлежат Китаю, это давно уже стало общим мнением международного сообщества. Многие страны мира относят архипелаг Наньша к территории Китая в выпущенных в стране энциклопедиях, ежегодниках и географических картах. Перечислим несколько примеров. «Энциклопедия стран мира », выпущенная издательством Worldmark в 1960 г.; «Ежегодник Нового Китая», изданный японским книжным магазином «Kyokuto Shoten» в 1966 г.; «Большой атлас мира», издаваемый в Федеративной Республике Германия в 1957, 1958 и 1961 гг.; «Атлас•Земля и география», издаваемый в Германской Демократической Республике в 1958 г.; «Атлас мира Хаак», изданный в Германской Демократической Республике в 1968 г.; «Атлас мира», издаваемый в СССР в 1954–1959 гг.; карта-врезка «Административно-территориального деления зарубежных стран», изданная в СССР в 1957 г.; «Атлас мира», изданный в Венгрии в 1959 г.; «Атлас мировой политики и экономики с иллюстрациями», изданный в Венгрии в 1974 г.; «Карманный атлас мира», изданный в Чехословакии в 1959 г.; «Географический атлас мира», изданный в Румынии в 1977 г.; «Атлас международной политики и экономики», изданный французским издательством Ларусс в 1965 г.; «Современный атлас Ларусс», изданный французским издательством Ларусс в 1969 г.; карта, приложенная к «Большому словарю-энциклопедии мира», издаваемому японским издательством Хейбонша в 1972 и 1983 гг.; «Большой атлас мира», изданный японским издательством Хейбонша в 1985 г.; карта, приложенная к справочнику «Страны мира», изданному Центром географических данных Японии в 1980 г.

II. ИСТОКИ СПОРОВ МЕЖДУ КИТАЕМ И ФИЛИППИНАМИ В ЮЖНО-КИТАЙСКОМ МОРЕ

55. Сутью споров между Китаем и Филиппинами в Южно-Китайском море является территориальная проблема, возникшая из-за незаконного захвата Филиппинами некоторых островов и рифов архипелага Наньша, принадлежащего Китаю. Кроме того, с развитием Международного морского права между Китаем и Филиппинами также возникли споры по вопросам делимитации морских границ в некоторых акваториях Южно-Китайского моря.

1. Незаконные действия Филиппин по захвату китайских островов повлекли за собой споры между Китаем и Филиппинами по поводу архипелага Наньша

56. Границы территории Филиппин установлены целым рядом международных договоров, включая «Парижский мирный договор между США и Испанией» («Парижский

договор») от 1898 г., «Договор между США и Испанией о цессии остров, прилегающих к Филиппинскому архипелагу» («Вашингтонский договор») от 1900 г., и «Договор об установлении границ между Британским Северным Борнео и Американскими Филиппинами» от 1930 г.

57. Острова Южно-Китайского моря находятся за пределами территории Филиппин.

58. В 50-х гг. XX века Филиппины пытались претендовать на архипелаг Наньша Китая, но в результате решительного протеста Китая Филиппины прекратили свою деятельность. В мае 1956 г. филиппинец по имени Клома организовал частную экспедицию на архипелаг Наньша, он самовольно назвал некоторые острова и рифы архипелага Наньша «свободным местом». Вслед за этим вице-президент и министр иностранных дел Филиппин Гарсия оказал поддержку действиям Кломы. В связи с этим официальный представитель МИД Китая 29 мая сделал заявление, в котором строго отметил, что «архипелаг Наньша всегда являлся частью территории Китая. КНР осуществляет неоспоримый законный суверенитет над этими островами... недопустимо, чтобы любая страна вторгалась на них под любым предлогом и в любой форме». В то же время тайваньская администрация направила военные корабли в район архипелага Наньша для патрулирования и восстановила свой гарнизон на острове Тайпиндао архипелага Наньша. Позже МИД Филиппин заявил, что филиппинское правительство заранее не было осведомлено о поступке Кломы и не давало ему согласия на подобные действия.

59. Начиная с 70-х гг. XX века Филиппины, используя вооруженную силу, захватили некоторые острова и рифы архипелага Наньша и выдвинули незаконные территориальные претензии. В августе и сентябре 1970 г. Филиппины незаконно захватили остров Махуаньдао и остров Фэйсиньдао; в апреле 1971 г. Филиппины незаконно захватили остров Наньяодао и остров Чжунъедао; в июле 1971 г. Филиппины незаконно захватили остров Сиюэдао и остров Бэйцзыдао, в марте 1978 г. и июле 1980 г. незаконно захватили остров Шуанхуаншачжоу и риф Сылинцзяо. В июне 1978 г. президент Филиппин Маркос подписал Президентский указ № 1596, в котором назвал некоторые острова архипелага Наньша Китая и значительную прилегающую акваторию «архипелагом Калаяан» (в тагальском языке «калаяан» имеет значение «свобода»), учредил «поселок Калаяан» и незаконно включил их в состав территории Филиппин.

60. Филиппины приняли ряд внутренних законодательных актов и заявили претензии на свои территориальные воды, исключительную экономическую зону и континентальный шельф, отдельные из которых вошли в противоречие с китайскими морскими правами и интересами в Южно-Китайском море.

61. Чтобы скрыть факты незаконного захвата некоторых островов и рифов архипелага Наньша, принадлежащих Китаю, и реализовать свои амбиции по расширению территории, Филиппины сфабриковали ряд предлогов, например, якобы «архипелаг Калаяан» не входит в состав архипелага Наньша и является «ничьей землей»; после Второй мировой войны архипелаг Наньша стал «подопечной территорией»; Филиппины захватили архипелаг Наньша исходя из «географической близости» и требований «государственной безопасности»; некоторые острова и рифы архипелага Наньша находятся в исключительной экономической зоне и континентальном шельфе Филиппин; «эффективный контроль» Филиппин над соответствующими островами и рифами уже стал неизменяемым «статус-кво».

2. Незаконные претензии Филиппин не имеют под собой никаких исторических и правовых оснований

62. Претензии Филиппин на территории некоторых островов и рифов архипелага Наньша не имеют оснований ни с точки зрения истории, ни с точки зрения международного права.

63. Во-первых, архипелаг Наньша никогда не являлся частью территории Филиппин. Территориальная граница Филиппин уже установлена рядом международных договоров. США, осуществлявшие в то время господство на Филиппинах, хорошо знают эти факты. 12 августа 1933 г. бывший сенатор Американских Филиппин Лос Рейес направил письмо генерал-губернатору США на Филиппинах Франку Мерфи, и, использовав как предлог географическую близость, заявил, что некоторые острова архипелага Наньша являются составной частью Филиппинского архипелага. Это письмо было передано для рассмотрения Военному министерству и государственному департаменту США. 9 октября 1933 г. госсекретарь США ответил на письмо: «эти острова... находятся далеко от границ Филиппинского архипелага, который получен у Испании в 1898 г.». В мае 1935 г. глава департамента сухопутных сил США Джордж Дерн направил письмо госсекретарю Корделлу Халлу и попросил государственный департамент высказать свое мнение по поводу «обоснованности и уместности» территориальных претензий Филиппин на некоторые острова архипелага Наньша. В меморандуме офиса советника по истории Госдепа США за подписью С. У. Боггса (Samuel Whittemore Boggs, 1884–1954 гг., известный географ Госдепа США – прим. переводчика), было отмечено, что «США не имеют никаких оснований утверждать, что соответствующие острова являются частью Филиппинского архипелага». 20 августа госсекретарь США Корделл Халл написал ответное письмо главе департамента сухопутных сил США Джорджу Дерну, в котором отметил: «острова Филиппинского архипелага, полученные у Испании согласно договору 1898 года, ограничиваются только теми, которые определены в 3-й статье договора»; в то же время, что касается соответствующих островов архипелага Наньша, «следует отметить, что нет никаких свидетельств, которые могут подтвердить, что Испания когда-либо осуществляла суверенитет над любым из этих островов, или заявляла претензии на него». Все эти документы доказывают, что территория Филиппин никогда не включала острова в Южно-Китайском море, этот факт признает международное сообщество, в том числе и США.

64. Во-вторых, заявление о том, что «архипелаг Калаяан» является «ничьей землей», обнаруженной Филиппинами, является необоснованным. Филиппины назвали некоторые острова и рифы архипелага Наньша Китая «архипелагом Калаяан» под тем предлогом, что их граждане якобы «обнаружили» эти острова и рифы в 1956 г. Таким образом Филиппины пытаются, смешивая географические названия и понятия, расчленить архипелаг Наньша. На самом деле географические границы архипелага очерчены ясно и четко, а так называемый «архипелаг Калаяан» Филиппин на самом деле является лишь частью архипелага Наньша Китая. Архипелаг Наньша давно уже стал неотъемлемой частью китайской территории, это вовсе не «ничья земля».

65. В-третьих, архипелаг Наньша не является так называемой «подопечной территорией». Филиппины заявили, что после Второй мировой войны архипелаг Наньша стал «подопечной территорией», суверенитет над ним неопределен. Подобные заявления Филиппин необоснованы с точки зрения закона и фактов. «Подопечные территории» после окончания Второй мировой войны были ясно перечислены в соответствующих международных договорах и соответствующих документах Совета по опеке ООН. Архипелаг Наньша не был включен ни в один из вышесказанных документов, так что это вовсе не «подопечная территория».

66. В-четвертых, «географическая близость» и «государственная безопасность» не являются с точки зрения международного права основаниями для приобретения территории. Часть территории у многих стран мира находится далеко от их основной территории, иногда даже располагается вблизи побережья других стран. Во время колониального правления США на Филиппинах между США и Нидерландами возник конфликт за суверенитет одного из островов вблизи филиппинского архипелага. Территориальные претензии США на этот остров под предлогом «географической близости» были расценены как лишенные оснований с точки зрения международного права. Еще большим бредом выглядит захват чужой территории ради так называемой «государственной безопасности».

67. В-пятых, Филиппины заявили, что некоторые острова и рифы архипелага Наньша находятся в их исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, так что эти острова и рифы принадлежат Филиппинам или являются составной частью континентального шельфа Филиппин. Такая позиция не что иное, как попытка намерено отрицать территориальный суверенитет Китая, используя понятие юрисдикции по морским делам, установленной в «Конвенции», это идет вразрез с принципом международного права «суша господствует над морем» и вовсе не отвечает принципам и цели «Конвенции». Во введении к «Конвенции» предусматривается: «установить один правовой режим для морей и океанов с должным учетом суверенитета всех государств...». Поэтому приморские государства должны осуществлять юрисдикцию по морским делам при условии уважения территориального суверенитета других государств, нельзя распространять свою юрисдикцию по морским делам на чужую территорию, тем более нельзя использовать эту юрисдикцию, чтобы отрицать суверенитет других стран и посягать на территорию других стран.

68. В-шестых, так называемый «эффективный контроль» Филиппин на основе незаконного захвата является незаконным и недействительным. Международное сообщество не признает так называемый «эффективный контроль», который сформирован на основе захвата с помощью военной силы. Так называемый «эффективный контроль» является наглым, ничем не прикрытым вооруженным захватом Филиппинами некоторых островов и рифов архипелага Наньша Китая, он нарушает Устав ООН и основные принципы международных отношений, что строго запрещено в международном праве. Так называемый «эффективный контроль» Филиппин на основе незаконного захвата не может изменить тот основной факт, что архипелаг Наньша является частью китайской территории. Китай решительно выступает против любой попытки рассматривать захват некоторых островов и рифов архипелага Наньша как «совершившийся факт» или «статус-кво», Китай ни в коем случае не признает это.

3. Развитие институтов Международного морского права вызвало споры между Китаем и Филиппинами по вопросам делимитации морских границ

69. С разработкой и вступлением в силу «Конвенции» споры между Китаем и Филиппинами в Южно-Китайском море постепенно обострялись.

70. На основе исторической практики китайского народа и китайского правительства в течение длительного времени и последовательной позиции китайского правительства всех созывов, согласно внутреннему и международному праву, включая «Декларацию правительства КНР о территориальных водах» от 1958 г., «Закон КНР о территориальных водах и прилегающих к ним зонах» от 1992 г., «Решение Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей КНР об утверждении “Конвенции ООН по морскому праву”» от 1996 г., «Закон КНР об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе» от 1998 г. и «Конвенцию ООН по морскому праву» от 1982 г., Китай в Южно-Китайском море имеет внутренние воды, территориальные воды, прилегающую зону, исключительную экономическую зону и континентальный шельф. Кроме того, Китай обладает историческими правами в Южно-Китайском море.

71. Согласно Закону Республики № 387 от 1949 г., Закону Республики № 3046 от 1961 г., Закону Республики № 5446 от 1968 г., Президентскому коммюнике № 370 от 1968 г., Президентскому указу № 1599 от 1978 г. и Закону Республики № 9522 от 2009 г. Филиппины прокламировали внутренние воды, акваторию архипелага, территориальные воды, исключительную экономическую зону и континентальный шельф.

72. В Южно-Китайском море побережья китайской сухопутной территории и филиппинской сухопутной территории находятся друг напротив друга, расстояние между ними немногим менее 400 морских миль. Зоны морских прав и интересов, на которые две страны претендуют, совпадают, поэтому между двумя странами возникли споры по поводу делимитации морских границ.

III. КИТАЙ И ФИЛИППИНЫ УЖЕ ДОСТИГЛИ КОНСЕНСУСА ПО РАЗРЕШЕНИЮ СПОРОВ В ЮЖНО-КИТАЙСКОМ МОРЕ

73. Китай решительно защищает суверенитет над островами Южно-Китайского моря, решительно выступает против незаконного захвата Филиппинами китайских островов и рифов, решительно выступает против нарушения Филиппинами, в соответствии с их собственными убеждениями, прав Китая в акваториях, находящихся под китайской юрисдикцией. В то же время, исходя из сохранения мира и стабильности в Южно-Китайском море, Китай сохраняет высокую степень сдержанности, придерживается мирного разрешения споров между Китаем и Филиппинами в Южно-Китайском море, и прилагает неуклонные усилия для этого. Китай неоднократно проводил консультации с Филиппинами по вопросам урегулирования и контроля за разногласиями на море и продвижению делового сотрудничества на море. Стороны достигли важного консенсуса по разрешению споров в Южно-Китайском море путем переговоров и урегулированию разногласий надлежащим образом.

1. Разрешение споров в Южно-Китайском море путем переговоров является общей позицией и обещанием Китая и Филиппин

74. Китай неуклонно прилагает усилия для налаживания дружеских отношений с разными странами на основе пяти принципов мирного сосуществования, а именно: взаимного уважения суверенитета и территориальной целостности; взаимного ненападения; невмешательства во внутренние дела друг друга; равенства и взаимной выгоды; мирного сосуществования.

75. В июне 1975 г. китайско-филиппинские отношения нормализировались, обе страны в соответствующем коммюнике четко заявили, что правительства двух стран согласились не прибегать к применению силы или угрозе силой, разрешать все конфликты мирным путем.

76. Фактически, инициатива Китая «отложить споры и заниматься совместным освоением» в разрешении проблемы Южно-Китайского моря прежде всего была выдвинута в отношении Филиппин. В июне 1986 г. китайский руководитель Дэн Сяопин во встрече с тогдашним вице-президентом Филиппин Сальвадором Лаурелем отметил, что архипелаг Наньша принадлежит Китаю. В то же время по поводу существующих разногласий он заявил, что «можно отложить эту проблему и принять вариант совместного освоения. Отложим проблему на какое-то время, а через несколько лет снова соберемся вместе и найдем вариант решения вопроса, приемлемый для всех сторон. Эта проблема не должна препятствовать дружеским отношениям Китая с Филиппинами и другими странами». В апреле 1988 г. на встрече с президентом Филиппин Корасон Акино Дэн Сяопин повторил, что «в решении вопросов архипелага Наньша Китай больше, чем кто бы то ни было имеет право слова. Архипелаг Наньша исторически является частью китайской территории, и долгое время это не вызывало сомнений у мировой общественности», «с учетом развития дружеских отношений между двумя странами проблему Наньша можно временно отложить и прибегнуть к варианту совместного освоения». После этого в разрешении споров, связанных с Южно-Китайским морем, и развитии двусторонних отношений со странами, находящимися по периметру Южно-Китайского моря, Китай неизменно придерживается идеи Дэн Сяопина: «суверенитет принадлежит Китаю, отложим споры и займемся совместным освоением».

77. Начиная с 80-х гг. XX века, Китай выдвинул ряд предложений и инициатив по урегулированию и разрешению споров между Китаем и Филиппинами в Южно-Китайском море путем переговоров. Он много раз заявлял о своем суверенитете над архипелагом Наньша, излагал позицию разрешения споров в Южно-Китайском море мирным путем и инициативу «отложить споры и заняться совместным освоением», четко отмечая, что Китай выступает против вмешательства внешних сил, а проблемы Южно-Китайского моря не должны интернационализироваться, подчеркивая, что не следует позволять спорам влиять на развитие отношений между двумя странами.

78. В июле 1992 г. на 25-м заседании Совета министров иностранных дел АСЕАН в Маниле была принята «Декларация АСЕАН о проблеме Южно-Китайского моря». Китай заявил об одобрении соответствующих принципов, изложенных в этой декларации. Китай неизменно придерживается мирного разрешения территориальной проблемы, связанной с некоторыми островами и рифами архипелага Наньша, путем переговоров, выступает против применения силы, и готов, когда созреют условия, проводить переговоры с соответствующими странами о том, как «отложить споры и заняться совместным освоением».

79. В августе 1995 г. Китай и Филиппины опубликовали «Совместное заявление КНР и Республики Филиппины о консультациях по проблеме Южно-Китайского моря и сотрудничеству в других сферах», заявив, что «споры должны разрешаться странами, имеющими непосредственное отношение к делу», «обе стороны обещают постепенно продвигать вперед сотрудничество и в конце концов разрешить споры между двумя сторонами путем переговоров». После этого Китай и Филиппины подтвердили соответствующие договоренности по разрешению проблемы Южно-Китайского моря путем двусторонних переговоров и консультаций в ряде двусторонних документов, например, в «Совместном коммюнике Китая и Филиппин на заседании рабочей группы для создания мер по укреплению доверия» от марта 1999 г., «Совместном заявлении правительств КНР и Республики Филиппин о рамках двустороннего сотрудничества в XXI веке» от мая 2000 г.

80. В ноябре 2002 г. Китай и 10 стран АСЕАН подписали «Декларацию о поведении сторон в Южно-Китайском море», в которой стороны торжественно обещали, что «согласно принципам общепринятого международного права, включая “Конвенцию ООН по морскому праву” от 1982 г., суверенные государства, имеющие непосредственное отношение к делу, будут разрешать территориальные споры и споры о юрисдикции мирными способами, путем дружеских консультаций и переговоров, не должны прибегать к силе или применять угрозу силой».

81. После этого Китай и Филиппины подтвердили свои торжественные обещания, сделанные в «Декларации», в ряде двусторонних документов, например, в «Совместном информационном коммюнике правительств КНР и Республики Филиппины» от сентября 2004 г.; «Совместном заявлении КНР и Республики Филиппины» от сентября 2011 г.

82. Вышеперечисленные двусторонние документы, подписанные Китаем и Филиппинами, и положения «Декларации» доказывают, что Китай и Филиппины достигли следующих консенсусов и дали следующие обещания по поводу разрешения споров в Южно-Китайском море: во-первых, споры должны быть разрешены между суверенными странами, имеющими непосредственное отношение к делу; во-вторых, разрешать споры надо на основе равноправия и взаимного уважения, путем переговоров и консультаций; в-третьих, суверенные государства, имеющие непосредственное отношение к делу, должны в соответствие с общепринятыми принципами международного права, включая «Конвенцию ООН по морскому праву» от 1982 г. «в результате окончательных переговоров разрешать двусторонние споры».

83. Китай и Филиппины многократно заявляли о разрешении споров путем переговоров, и много раз подчеркивали, что соответствующие переговоры должны проводиться между суверенными странами, имеющими непосредственное отношение к делу. Вышесказанные положения уже явно породили эффект, в соответствии с которым способ разрешения споров через третью сторону должен быть исключен. Особенно «Совместное заявление» от 1995 г., в котором предусматривается, что «споры между двумя сторонами должны разрешаться путем окончательных переговоров», здесь слово «окончательных», безусловно, подчеркивает, что «переговоры» – единственный возможный способ для разрешения споров, избранный двумя сторонами, и исключается любой другой способ, в том числе разрешение споров с привлечением третьей стороны. Вышеуказанные консенсусы и обещания сформировали соглашение между Китаем и Филиппинами о способе разрешения споров в Южно-Китайском море, исключающем участие третьей стороны. Необходимо соблюдать это соглашение.

2. Надлежащим образом регулировать и контролировать споры в Южно-Китайском море – общая позиция Китая и Филиппин

84. Китай неизменно настаивает на том, что стороны должны регулировать и контролировать споры путем разработки правил и улучшения механизма, осуществления практического сотрудничества и занятия совместным освоением, создавая таким образом благоприятную атмосферу для окончательного разрешения споров в Южно-Китайском море.

85. После 90-х гг. XX века Китай и Филиппины достигли ряда консенсусов по урегулированию и контролю за спорами: во-первых, сохранять сдержанность в вопросах, связанных со спорами, не совершать действий, которые могут вызвать эскалацию ситуации; во-вторых, урегулировать и контролировать споры с помощью механизма двусторонних консультаций; в-третьих, продвигать морское практическое сотрудничество и совместное освоение; в-четвертых, не позволять спорам влиять на здоровое развитие двусторонних отношений и мир и стабильность в регионе Южно-Китайского моря.

86. Китай и Филиппины в «Декларации» также достигли консенсуса по следующим вопросам: сохранять самообладание, не предпринимать действий, которые могут вызвать осложнение ситуации, ее эскалацию и повлиять на мир и стабильность в регионе; перед мирным разрешением территориальных споров и споров о юрисдикции, руководствуясь духом сотрудничества и взаимопонимания, стараться искать различные пути создания взаимодоверия; обсудить возможности и развернуть сотрудничество в таких сферах, как защита морской экологии, проведение морских научных исследований, обеспечение безопасности морского судоходства и морских путей сообщения, поиск и спасение на море, борьба с трансграничной преступностью.

87. Китай и Филиппины достигли позитивных сдвигов в урегулировании и контроле разногласий, осуществлении практического сотрудничества на море.

88. В марте 1999 г. Китай и Филиппины провели первое заседание рабочей группы для создания мер по укреплению доверия в Южно-Китайском море. В «Совместном коммюнике Китая и Филиппин на заседании рабочей группы для создания мер по укреплению доверия в Южно-Китайском море» две страны отметили: «обе стороны обещали разрешать споры мирным путем, прибегая к консультациям, в соответствии с общепринятыми принципами международного права, включая “Конвенцию ООН по морскому праву”... стороны согласились сохранять сдержанность, не предпринимать действия, которые могут вызвать эскалацию ситуации».

89. В апреле 2001 г. в «Совместном информационном заявлении 3-го заседания экспертной группы для создания мер по укреплению доверия» Китай и Филиппины отметили: «две стороны осознали, что механизм двусторонних консультаций, сформированный между двумя странами для обсуждения способов сотрудничества в Южно-Китайском море, является плодотворным, достигнутое взаимопонимание и консенсус играют конструктивную роль в сохранении здорового развития китайско-филиппинских отношений и поддержания мира и стабильности в регионе Южно-Китайского моря».

90. В сентябре 2004 г. в присутствии лидеров Китая и Филиппин Китайская национальная морская нефтяная корпорация и Филиппинская национальная нефтяная корпорация подписали «Соглашение о совместных океанолого-сейсмологических работах в некоторых акваториях Южно-Китайского моря». С согласия Китая и Филиппин в марте 2005 г. национальные нефтяные корпорации Китая, Филиппин и Вьетнама подписали «Трехстороннее соглашение о совместных океанолого-сейсмологических работах в зоне соглашения Южно-Китайского моря». Они достигли договоренности о том, что в трехлетний срок действия соглашения нефтяные корпорации трех стран будут осуществлять сбор и обработку определенного количества двухмерных и трехмерных сейсмических данных, перерабатывать существующие двухмерные сейсмические данные, проводить исследования и оценку состояния нефтяных ресурсов в зоне соглашения. В «Совместной декларации КНР и Республики Филиппины» от 2007 г. отмечено: «две стороны считают, что трехсторонние совместные океанолого-сейсмологические работы в Южно-Китайском море могут служить примером сотрудничества в регионе. Две стороны согласились, что можно обсудить возможность повысить трехстороннее сотрудничество в следующей стадии на более высокий уровень, и тем самым укрепить благоприятную тенденцию создания взаимодоверия в регионе».

91. К сожалению, из-за отсутствия у филиппинской стороны желания сотрудничать, китайско-филиппинские заседания рабочей группы для создания мер по укреплению доверия были приостановлены, а трехсторонние совместные океанолого-сейсмологические работы Китая, Филиппин и Вьетнама в Южно-Китайском море не смогли продолжаться.

IV. ФИЛИППИНЫ НЕ РАЗ ПРИНИМАЛИ МЕРЫ, КОТОРЫЕ ПРИВОДИЛИ К ОСЛОЖНЕНИЮ СПОРОВ

92. Начиная с 80-х гг. XX века Филиппины не раз принимали меры, которые приводили к осложнению споров.

1. Филиппины намерены расширить вторжение на некоторые острова китайского архипелага Наньша

93. Начиная с 80-х гг. XX века Филиппины стали строить военные сооружения на незаконно оккупированных ими соответствующих островах китайского архипелага Наньша. В 90-е гг. Филиппины продолжали строить аэродромы, военно-морские и военно-воздушные базы на незаконно оккупированных ими соответствующих островах китайского архипелага Наньша. Рассматривая как основную базу остров Чжунъе китайского архипелага Наньша, который они незаконно оккупировали, Филиппины постоянно строят и ремонтируют на этих островах военные казармы и аэродромы, предназначенные для взлета и посадки крупных транспортных самолетов и самолетов-истребителей, а также причалы, вмещающие еще большее количество кораблей. Помимо этого, Филиппины осуществляют заранее спланированные провокации, постоянно направляя свои корабли и самолеты, вторгающиеся в морскую акваторию и воздушное пространство у рифов Уфан, Сяньэ, Синьи, Баньюэ и Жэньай китайского архипелага Наньша, самовольно уничтожают геодезические знаки, установленные Китаем.

94. Более того, 9 мая 1999 г. Филиппины направили танко-десантный корабль №57 с целью вторжения на китайский риф Жэньай. Этот корабль, под предлогом «посадки на мель по техническим причинам», незаконно «сел на мель» у рифа Жэньай. Китай тут же сделал серьезное представление, потребовав от Филиппин немедленно отбуксировать данный корабль. Но Филиппины отказались этого сделать, заявив, что на корабле «нет необходимых запчастей».

95. В связи с этим, Китай, продолжив переговоры с Филиппинами, неоднократно требовал от них отбуксировать данный корабль. Например, в ноябре 1999 г. Чрезвычайный и Полномочный посол КНР на Филиппинах встретился с министром иностранных дел Филиппин Доминго Сиасоном и главой канцелярии президента Филиппин Леонорой де Иисус. Они еще раз обменялись мнениями по поводу незаконности «посадки на мель» данного корабля у рифа Жэньай. Хотя филиппинская сторона неоднократно обещала отбуксировать этот корабль, но на самом деле не предпринимала для этого никаких попыток.

96. В сентябре 2003 г. узнав, что Филиппины собираются возводить стационарные сооружения вокруг корабля, который незаконно «сел на мель» у рифа Жэньай, Китай тут же сделал серьезное представление. Исполняющий обязанности министра иностранных дел Филиппин Франклин Эбдалин заявил, что Филиппины не намеревались возводить сооружения на рифе Жэньай, ведь Филиппины являются одной из сторон, подписавших «Декларацию», не будут и не хотят стать первым ее нарушителем.

97. Но, Филиппины не только не выполнили свои обещания отбуксировать данный корабль, наоборот, они, обострив обстановку, совершили еще целый ряд провокационных действий. В феврале 2013 г. Филиппины закрепили вокруг данного корабля причальный канат, экипаж корабля вел интенсивную подготовку к созданию там стационарных сооружений. В результате настойчивых требований Китая, министр национальной обороны Филиппин Вольтер Гасмин заявил, что Филиппины просто осуществляли снабжение и ремонт данного корабля, пообещав, что Филиппины не будут возводить сооружений на рифе Жэньай.

98. 14 марта 2014 г. Министерство иностранных дел Филиппин сделало заявление, в котором открыто объявило, что посланный в том же году Филиппинами танко-десантный корабль №57 должен был «сесть на мель» у рифа Жэньай именно для того, чтобы «превратить его в постоянное сооружение филиппинского правительства на рифе Жэньай». Филиппины пытались воспользоваться этим предлогом, чтобы в дальнейшем отказаться от выполнения своих обещаний отбуксировать данный корабль, преследуя при этом цель оккупации рифа Жэньай. Это стало потрясением для Китая и он вновь заявил, что ни в коем случае не допустит оккупацию Филиппинами рифа Жэньай в какой бы то ни было форме.

99. В июле 2015 г. Филиппины сделали открытое заявление, что филиппинская сторона осуществляет ремонт и упрочение внутренней части военного корабля, который «сел на мель» у рифа Жэньай.

100. Филиппины «посадили на мель» военный корабль у рифа Жэньай, при этом обещали отбуксировать его, но так и не выполнили своих обещаний. Наоборот, они, предприняв меры для упрочения последнего, реальными действиями доказали, что Филиппины на самом деле являются первой страной, которая открыто нарушила «Декларацию».

101. На протяжении длительного времени Филиппины незаконно вторгались на соответствующие острова китайского архипелага Наньша, строили на них различные военные сооружения, пытаясь представить это как свершившийся факт, и таким образом долгосрочно оккупировать эти острова. Все действия и поступки Филиппин серьезно посягали на суверенитет Китая над архипелагом Наньша, серьезно нарушали «Устав» ООН и основные нормы международного права.

2. Филиппины постоянно расширяют противоправную деятельность на море

102. Начиная с 70-х гг. XX века Филиппины, исходя из собственной односторонней точки зрения, поочередно вторгались на небольшие наносные острова Лиюе и Чжунсяо китайского архипелага Наньша в целях незаконного нефтегазового бурения, в частности ими был объявлен международный тендер на освоение соответствующих зон.

103. Начиная с XXI века, Филиппины расширили сферы тендера, захватывая все большие морские акватории китайского архипелага Наньша. В 2003 г. Филиппины объявили международный тендер на значительных соответствующих акваториях китайского архипелага Наньша. В мае 2014 г. Филиппины реализовали пятый этап тендера на нефтегазовое бурение, при этом они вторглись в 4 зоны, находящиеся в соответствующих акваториях китайского архипелага Наньша.

104. Филиппины также постоянно вторгались в соответствующие морские акватории китайского архипелага Наньша, нарушая нормальную производственную деятельность китайских рыбаков и рыболовных судов. По неполным статистическим данным, с 1989 по 2015 г. в вышеупомянутых морских акваториях произошло в общей сложности 97 случаев незаконных нарушений Филиппинами личной и имущественной безопасности китайских рыбаков, в том числе 8 случаев обстрелов, 34 случая грабежа, 40 случаев ареста и задержания, 15 случаев преследования; подобные действия коснулись в общей сложности около 200 китайских рыболовных судов и тысячи рыбаков. Филиппины также безжалостно и грубо обращались с китайскими рыбаками, проявляли к ним негуманное отношение.

105. Филиппинский вооруженный персонал постоянно пренебрегает безопасностью жизни китайских рыбаков и злоупотребляет военной силой. Так, например, 27 апреля 2006 г. вооруженные рыболовные суда Филиппин вторглись в акваторию южных отмелей китайского архипелага Наньша, где внезапно напали на китайское рыболовное судно «Цюнцюнхай 03012». Филиппинская вооруженная лодка и 4 вооруженных лица, приблизившись к китайскому рыболовному судну, напрямую открыли огонь по капитанскому мостику, вследствие чего 4 китайских рыбака погибли на месте, 2 были тяжело ранены, 1 получил легкое ранение. Вслед за этим 13 вооруженных филиппинцев высадились на борт китайского рыболовного судна и занялись грабежом, было похищено оборудование спутниковой системы навигации, оборудование связи, производственные инструменты, улов и т. д.

106. Филиппины постоянно совершают различные правонарушения на море, пытаясь расширить сферу своих незаконных претензий в Южно-Китайском море, что серьезно нарушает суверенитет и соответствующие права и интересы Китая в данном регионе. Правонарушения Филиппин самым серьезным образом идут вразрез с их обещаниями, зафиксированными в «Декларации», сохранять самоконтроль и не предпринимать никаких действий, которые могли бы привести к осложнению и разрастанию конфликтов. Филиппины своими действиями, связанными с обстрелами и ограблением китайских рыболовных судов и рыбаков, незаконным арестом и задержанием китайских рыбаков, негуманным отношением к ним, серьезно нарушают личную и имущественную безопасность, а также оскорбляют личное достоинство китайских рыбаков, открыто попирают основные права человека.

3. Филиппины пытались посягнуть на китайский остров Хуанъянь

107. Филиппины также заявили территориальную претензию на китайский остров Хуанъянь и пытались осуществить его незаконный захват.

108. Остров Хуанъянь является неотъемлемой территорией Китая, Китай постоянно, мирно и эффективно осуществляет суверенные права и юрисдикцию над островом Хуанъянь.

109. До 1997 г. Филиппины ни разу не опротестовали суверенитет Китая над островом Хуанъянь и не предъявили территориальных претензий на остров Хуанъянь. 5 февраля 1990 г. посол Филиппин в Германии Бьенвенидо Тан отправил письмо немецкому радиолюбителю Дитеру Лефлеру (Dieter LÖffler), в котором он отметил, что «согласно данным Национального информационно-ресурсного бюро картографирования Филиппин, риф Скарборо или остров Ханъянь не находится в пределах территориального суверенитета Филипин».

110. В «Удостоверении территориальной границы Республики Филиппины», опубликованном Национальным информационно-ресурсным бюро картографирования Филиппин 28 октября 1994 г., было отмечено, что «территориальная граница и суверенитет Республики Филиппины определены 3-й статьей “Парижского договора” от 10 декабря 1898 г., уточнено, что “территориальная граница на официальной карте №25, которую опубликовало Министерство окружающей среды и природных ресурсов Филиппин через Национальное информационно-ресурсное бюро картографирования, совершенно правильна и отражает реальное положение”. Как сказано выше, «Парижский договор» и другие два договора определили территориальную границу Филиппин, китайский остров Хуанъянь явно находится за пределами их границы. Официальная карта №25 также доказала этот факт. В письме Американскому обществу радио от 18 ноября 1994 г., Филиппинский союз радиолюбителей написал: «Очень важным фактом является заявление правительственного ведомства Филиппин о том, что в соответствии с 3-й статьей “Парижского договора” от 10 декабря 1898 г. риф Скарборо действительно находится за пределами территориальной границы Филиппин».

111. В апреле 1997 г. Филиппины полностью изменили свою прежнюю позицию, по которой в их территориальную сферу не входил остров Хуанъянь. Они занимались слежкой, наблюдением и всячески мешали экспедиционному мероприятию Международной объединенной экспедиции радиолюбительской связи на острове Хуанъянь, организованному Китайским союзом радиолюбителей. Невзирая на исторические факты, они заявили, что остров Хуанъянь находится в пределах 200-мильной исключительной экономической зоны Филиппин, поэтому является территорией Филиппин. По поводу этого Китай многократно делал Филиппинам представления, четко отмечая, что остров Хуанъянь является неотъемлемой территорией Китая, претензии Филиппин безосновательны, неправомерны и не имеют юридической силы.

112. 17 февраля 2009 г. Парламент Филиппин принял национальный законопроект № 9522, в котором остров Хуанъянь и некоторые рифы китайского архипелага Наньша были незаконно обозначены как собственная территория Филиппин. По поводу этого, Китай тут же сделал Филиппинам представление и опубликовал заявление, в котором вновь подтвердил суверенитет Китая над островом Хуанъянь, архипелагом Наньша и прилегающими к ним акваториями, любая территориальная претензия других стран на остров Хуанъянь и другие острова китайского архипелага Наньша является неправомерной и не имеет юридической силы.

113. 10 апреля 2012 г. Филиппины направили военный корабль

«Gregorio del Pilar», который вторгся в прилегающую к острову Хуанъянь акваторию, незаконно арестовали и задержали китайских рыбаков и рыболовные суда, которые занимались рыболовством в этом районе моря, при этом проявили к ним крайне негуманное отношение, тем самым спровоцировав «инцидент на острове Хуанъянь». Китай тут же неоднократно в Пекине и Маниле сделал Филиппинам серьезное представление, заявив резкий протест в связи с нарушением территориального суверенитета КНР и нанесением ущерба китайским рыбакам, потребовав от Филиппин немедленно вывести все корабли и персонал из данного района. В то же время, китайское правительство немедленно отправило корабли морского надзора и корабли рыболовной администрации к острову Хуанъянь в целях защиты государственного суверенитета и оказания помощи китайским рыбакам. В июне 2012 г. после того, как Китай многократно сделал серьезные представления, Филиппины эвакуировали соответствующие корабли и персонал с острова Хуанъянь.

114. Незаконные территориальные претензии Филиппин на китайский остров Хуанъянь не имеют под собой никаких международно-правовых оснований. Такая позиция, когда Филиппины считают, что остров Хуанъянь находится в пределах 200-мильной исключительной экономической зоны, а значит это территория Филиппин, со всей очевидностью является умышленным и абсурдным искажением международного права. Филиппины, направляя военные корабли в акваторию возле острова Хуанъянь, серьезно нарушили территориальный суверенитет Китая, Устав ООН и основные нормы международного права. Направляя корабли и подстрекая, и провоцируя филиппинский персонал во все более широких масштабах вторгаться в акваторию острова Хуанъянь, Филиппины серьезно нарушают суверенитет и суверенные права Китая в этом районе. Филиппины незаконно арестуют и задерживают китайских рыбаков и рыболовные суда, которые занимаются нормальным рыбным промыслом в этих акваториях, и относятся к ним крайне негуманно, серьезно унижая личное достоинство китайских рыбаков и попирая права человека.

4. Филиппины в одностороннем порядке подали иск в международный арбитраж – это совершенно неправомерно

115. 22 января 2013 г. тогдашнее правительство Республики Филиппин нарушили достигнутую с Китаем и многократно подтвержденную договоренность о решении споров вокруг Южно-Китайского моря путем переговоров, а также свои торжественные обещания, закрепленные в «Декларации», хорошо зная, что территориальные споры не подлежат урегулированию в рамках «Конвенции». Еще в 2006 г. Китай опубликовал заявление об исключении из данного документа споров о делимитации морских границ. Но, несмотря на это, Филиппины все равно умышленно пытаются представить соответствующие споры исключительно как вопросы толкования и применения «Конвенции», злоупотребляя механизмом урегулирования споров на основании «Конвенции», в одностороннем порядке подали иск в международный арбитраж по вопросам Южно-Китайского моря. Филиппины проделали это вовсе не в целях решения споров с Китаем, а пытаясь таким образом отрицать территориальный суверенитет и права и интересы Китая в Южно-Китайском море. Подобные действия Филиппин неправомерны.

116. Во-первых, Филиппины, подав в одностороннем порядке иск в международный арбитраж, нарушили достигнутую Китаем и Филиппинами договоренность о решении споров путем двусторонних переговоров. В соответствующих документах о китайско-филиппинских двусторонних отношениях не только были достигнуты договоренности о решении соответствующих споров вокруг Южно-Китайского моря путем переговоров, но эта позиция сторон была многократно подтверждена. Китай и Филиппины дали официальное и торжественное обещание в «Декларации» о решении споров вокруг Южно-Китайского моря путем переговоров, и неоднократно подтверждали это в двусторонних документах. Все эти вышеупомянутые двусторонние документы между Китаем и Филиппинами и соответствующие положения «Декларации» дополняют друг друга, представляя собой соглашение между Китаем и Филиппинами. Две страны на этом основании договорились о решении соответствующих споров путем переговоров и исключили способ решения вопроса с участием третьей стороны, включая арбитраж. «Договоренность должна быть соблюдена». Такая базовая норма международного права непременно подлежит исполнению. Филиппины нарушили свое официальное обещание, что можно рассматривать как акт серьезного вероломства, это не дает Филиппинам никаких дополнительных прав, и не создает никаких обязанностей для Китая.

117. Во-вторых, Филиппины в одностороннем порядке подали иск в международный арбитраж, чем нарушили право Китая в качестве государства-участника «Конвенции» на независимый выбор способа разрешения споров. Статья 280 части 15 «Конвенции» гласит, что «ничто в настоящей Конвенции не затрагивает права любых государств-участников в любое время договориться об урегулировании споров, касающихся толкования или применения настоящей Конвенции, любыми мирными средствами по их выбору»; в 281 статье предусматривается, что «если государства-участники, являющиеся сторонами в споре, касающемся толкования или применения настоящей Конвенции, согласились добиваться урегулирования спора мирными средствами по своему выбору, то предусмотренные в настоящей Конвенции процедуры применяются только в том случае, если урегулирование не было достигнуто в результате применения таких средств и соглашение между сторонами не исключает применения любой другой процедуры». В связи с тем, что Китай и Филиппины уже сделали четкий выбор в пользу разрешения споров путем переговоров, принудительное урегулирование споров третьей стороной, предусмотренное в «Конвенции», не может быть применено.

118. В-третьих, Филиппины в одностороннем порядке подали иск в международный арбитраж, злоупотребив механизмом урегулирования споров, предусмотренным «Конвенцией». Сутью иска, который подали Филиппины в международный арбитраж, стал вопрос о территориальном суверенитете некоторых островов китайского архипелага Наньша, соответствующие вопросы также составляют необъемлемую часть делимитации морских пространств между Китаем и Филиппинами. Вопросы относительно сухопутной территории не подлежат урегулированию в рамках «Конвенции». В 2006 г. Китай сделал заявление на основе 298 статьи «Конвенции» об исключении арбитража, в котором процедуры по разрешению споров относительно делимитации морских пространств, исторических морских заливов или прав собственности, а также военных и законоисполнительных действий были вынесены за рамки «Конвенции». Подобное заявление, сделанное около 30 стран включая Китай, стало составной частью механизма разрешения споров «Конвенции». Филиппины, под предлогом подачи иска, злонамеренно игнорировали соответствующее заявление Китая и ограничение, согласно которому споры, касающиеся сухопутной территории, не подлежат урегулированию на основании «Конвенции». Они в одностороннем порядке подали иск в международный арбитраж, злоупотребив процедурой разрешения споров в рамках «Конвенции».

119. В-четвертых, чтобы решить проблему с помощью арбитража, Филиппины фальсифицировали факты, исказили законы и прибегли к ряду лживых утверждений:

— Прекрасно зная, что их обращение в арбитраж касается территориального суверенитета Китая в Южно-Китайском море, а также то, что территориальные проблемы не подлежат урегулированию в рамках «Конвенции», Филиппины все равно умышленно представили эту проблему как вопрос толкования и применения «Конвенции».

— Отдавая себе отчет в том, что их обращение в арбитраж касается делимитации морских границ, а Китай, согласно 298-й статье «Конвенции», уже сделал заявление об исключении споров, в том числе споров вокруг делимитации морских границ, из числа предусмотренных в «Конвенции» процедур разрешения споров через третью сторону, Филиппины все равно умышленно вычленили факторы, которые должны учитываться в ходе делимитации морских границ, и намеревались рассматривать их отдельно, пытаясь обойти соответствующее заявление Китая.

— Филиппины, невзирая на тот факт, что они ни разу не провели с Китаем переговоров по арбитражным вопросам, умышленно искаженно представили их консультации с Китаем по обычным морским делам и сотрудничеству в качестве переговоров по арбитражным вопросам, и, под этим предлогом заявили, что уже исчерпаны все возможности проведения двусторонних переговоров.

— Филиппины также заявили, что они не претендуют на определение принадлежности любой территории или делимитацию морских пространств, но в процессе арбитража, особенно в ходе судебного заседания, постоянно отрицали территориальный суверенитет и морские права и интересы Китая в Южно-Китайском море;

— Филиппины, невзирая на последовательную позицию и практику Китая по вопросу Южно-Китайского моря, абсолютно безосновательно заявили, что Китай претендует на исключительные морские права и интересы в Южно-Китайском море;

— Филиппины нарочно преувеличивают историческую роль западных колониалистов в Южно-Китайском море, отрицая тот исторический факт, что Китай на протяжении длительного времени занимался освоением, развитием и управлением соответствующей акваторией Южно-Китайского моря, и не признавая за его решениями соответствующей юридической силы;

— Чтобы поддержать свои притязания, Филиппины притягивают за уши и фабрикуют не имеющие отношения к делу и абсолютно неубедительные доказательства.

— Филиппины произвольно трактуют международные законы и правила, в большом количестве цитируя крайне спорные судебные прецеденты и малоавторитетные личные мнения, пытаясь подтвердить свои претензии.

120. Одним словом, Филиппины в одностороннем порядке подали арбитражный иск, что нарушает международное право, включая механизм разрешения споров на основе «Конвенции». Третейский суд по Южно-Китайскому морю, созданный по односторонней просьбе Филиппин, с самого начала не имел права рассмотрения данного дела, а вынесенное им судебное решение недействительно и не имеет обязательной силы. Оно ни в коем случае не повлияет на территориальный суверенитет Китая над островами Южно-Китайского моря, а также на морские права и интересы Китая в Южно-Китайском море. Китай не принимает и не признает этого судебного решения, он выступает против и не примет любых претензий и действий на основе этого судебного решения.

V. ПОЛИТИКА КИТАЯ ПО РАЗРЕШЕНИЮ ВОПРОСОВ ЮЖНО-КИТАЙСКОГО МОРЯ

121. Китай является важной силой обеспечения мира и стабильности в Южно-Китайском море. Китай неизменно соблюдает основные цели и принципы «Устава» ООН, твердо защищает и содействует международному управлению на основе законов, уважает и исполняет международное право. Решительно защищая свой территориальный суверенитет и морские права и интересы в Южно-Китайском море, Китай настаивает на решении споров путем переговоров и консультаций, управлении и контроле за разногласиями на основе правил и механизмов, осуществлении всеобщего выигрыша путем взаимовыгодного сотрудничества. Китай постоянно прилагает усилия к превращению Южно-Китайского моря в море мира, дружбы и сотрудничества.

122. Китай твердо стоит на позициях защиты мира и стабильности в Южно-Китайском море совместными усилиями со странами региона; решительно защищает свободу судоходства и полетов, являющуюся, в соответствии с международно-правовыми положениями, неотъемлемым правом различных стран в Южно-Китайском море; активно выступает с инициативой, требуя, чтобы страны, находящиеся за пределами региона, уважали усилия стран региона; играет конструктивную роль в обеспечении мира и стабильности в Южно-Китайском море.

1. Территориальные вопросы архипелага Наньша

123. Китай решительно защищает суверенитет над островами и прилегающими к ним акваториями в Южно-Китайском море. Некоторые страны предъявили незаконные территориальные претензии на отдельные острова и рифы архипелага Наньша и, используя военную силу, оккупировали их, это явилось серьезным нарушением Устава ООН и основных норм международных отношений, эти действия незаконны и недействительны. В связи с этим, Китай решительно возражает и требует от заинтересованных стран прекратить вторжение на китайскую территорию.

124. Китай постоянно прилагает усилия к решению соответствующих споров с непосредственно заинтересованными странами, включая Филиппины, путем переговоров на основе уважения исторических фактов в соответствии с международным правом.

125. Как всем известно, вопросы относительно сухопутной территории не подлежат урегулированию на основе «Конвенции». Так что, при решении территориальных вопросов архипелага Наньша «Конвенция» неприменима.

2. Вопрос о делимитации морских пространств в Южно-Китайском море

126. Китай выступает за то, чтобы совместно с непосредственно заинтересованными странами на основе международного права, включая «Конвенцию», путем переговоров справедливо разрешить вопрос делимитации морских пространств в Южно-Китайском море. До окончательно разрешения этого вопроса все стороны должны проявлять сдержанность, не предпринимать действий, которые могут привести к усложнению и разрастанию споров, и повлиять на мир и стабильность в регионе.

127. В 1996 г. во время утверждения «Конвенции» Китай заявил, что «КНР совместно с соседними или находящимися на противных берегах прибережными странами путем консультаций на основе международного права и принципов справедливости установит пределы своей юрисдикции на море». В 1998 г. в «Законе КНР об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе» дальнейшее уточнение получила принципиальная позиция Китая в решении вопросов о делимитации морских пространств с соседними прибережными странами. То есть, «в случае дублирования претензий со стороны Китая и соседних или находящихся на противных берегах приморских стран на исключительные экономические зоны и континентальный шельф, КНР будет на основе международного права, исходя из принципа справедливости, по соглашению осуществлять делимитацию границ», «положения настоящего закона не влияют на исторические права КНР».

128. Китай не приемлет никаких попыток путем односторонних действий навязать Китаю свою юрисдикцию на море, и не допустит любых действий, наносящих ущерб морским правам и интересам Китая в Южно-Китайском море.

3. О способах разрешения споров

129. Основываясь на глубоком знании международной практики и богатой собственной государственной практике, Китай глубоко убежден в том, что для разрешения любых межгосударственных споров, независимо от того, какой механизм или способ избран, нельзя идти вразрез с волей суверенного государства, следует действовать на основании согласия государства.

130. В отношении делимитации территориальных и морских пространств Китай не примет любого навязанного варианта разрешения споров, и не примет способа разрешения споров с участием третьей стороны. 25 августа 2006 г. в соответствии со статьей 298 «Конвенции» Китай подал заявление генеральному секретарю ООН, отметив, что «по поводу любых споров, перечисленных в пункте 1 подпункты (а), (б), (в) статьи 298 «Конвенции», китайское правительство не приемлет никакой процедуры, предусмотренной во втором разделе 15 части», определенно исключая из обязательной процедуры разрешения вопросов на основе «Конвенции» споры, касающиеся делимитации морских пространств, исторических морских заливов или прав собственности, военных и законоисполнительных действий, а также назначений на должности, осуществляемых СБ ООН во исполнение Устава ООН.

131. Со дня своего образования, КНР, руководствуясь духом равенства, консультаций и взаимопонимания, путем двусторонних переговоров, заключила договоры о границе с 12 из 14 соседних стран на суше, протяженность установленной и демаркированной границы составляет 90% от общей протяженности сухопутной границы Китая. Китай и Вьетнам в ходе переговоров установили границы территориальных вод, исключительной экономической зоны и континентального шельфа в заливе Бакбо. Искренность и неустанные усилия Китая по разрешению споров путем переговоров очевидны. Само собой разумеется, переговоры – непосредственное воплощение государственной воли. Государства-участники переговоров напрямую участвуют в формировании окончательного решения. Практика показывает, что результаты, достигнутые в ходе переговоров, еще легче получают признание и поддержку народов заинтересованных стран, и могут быть эффективно претворены в жизнь, к тому же обладают устойчивой жизненной силой. Только тогда, когда заинтересованные стороны достигнут договоренности путем равноправных переговоров, соответствующие споры могут быть окончательно разрешены, и соответствующие договоренности могут быть всесторонне и эффективно претворены в жизнь.

4. О контроле за разногласиями в Южно-Китайском море и развертывании морского делового сотрудничества

132. Согласно международному праву и международной практике, до окончательного разрешения морских споров, государства-участники должны сохранять самообладание, всеми силами предпринимать реальные временные меры, включая разработку и совершенствование правил и механизма контроля за спорами, осуществлять сотрудничество во всех сферах, реализовать принцип «откладывание споров и совместное освоение», обеспечивать мир и стабильность в районе Южно-Китайского моря, создавать благоприятные условия для окончательного разрешения споров. Соответствующее сотрудничество и совместное освоение не препятствуют окончательной делимитации границы.

133. Китай активно продвигает установление с заинтересованными странами механизма двусторонних консультаций по морским вопросам, обсуждает вопросы о совместном освоении и развитии в сферах рыболовства, добычи нефти и газа, призывает соответствующие страны к установлению на основе соответствующих положений «Конвенции» механизма сотрудничества между прибрежными странами Южно-Китайского моря.

134. Китай неуклонно прилагает усилия к всесторонней и эффективной реализации «Декларации» со странами АСЕАН, активно продвигает деловое сотрудничество на море. Уже достигнуты первые результаты, в том числе учреждение платформы «Горячая линия КНР-АСЕАН по поисково-спасательным операциям на море», платформы «Горячая линия высокопоставленных дипломатов КНР-АСЕАН для борьбы с чрезвычайными ситуациями на море», и «маневры КНР-АСЕАН по поисково-спасательным операциям на море в режиме настольных учений».

135. Китай постоянно настаивает на том, что в рамках всесторонней и эффективной реализации «Декларации», все стороны должны активно проводить консультации о «кодексе поведения в Южно-Китайском море», при этом как можно скорее сформировать «кодекс поведения» на основании достигнутого консенсуса. Для того, чтобы должным образом осуществить контроль над морскими рисками до окончательного достижения единого мнения по «кодексу поведения», Китай предложил обсудить и разработать «превентивные меры для административного контроля над морскими рисками», что встретило всеобщее одобрение стран АСЕАН.

5. О свободе и безопасности судоходства в Южно-Китайском море

136. Китай последовательно прилагает усилия к обеспечению свободы судоходства и полетов воздушных судов всех стран, предусмотренной в международном праве, а также к защите безопасности морских путей.

137. В Южно-Китайском море имеется большое количество важных путей морского судоходства, они также являются одними из важных каналов, по которым Китай осуществляет внешнюю торговлю и импорт энергии, гарантирование свободы морского судоходства и полетов в Южно-Китайском море, а также защита безопасности морских путей сообщения в этом регионе чрезвычайно важны для Китая. На протяжении длительного времени, Китай совместно со странами АСЕАН прилагали усилия к обеспечению беспрепятственного и безопасного морского судоходства в Южно-Китайском море, вклад его очень весом. У стран, которые в соответствии с международным правом пользуются свободой судоходства и полетов, не было никаких проблем.

138. Китай активно предоставляет международные общественные блага, путем повышения всех возможностей занимается строительством, по мере сил предоставляет международному сообществу различные услуги, такие, как вспомогательная навигация, поиски и спасение на море, прогнозы о состоянии поверхности моря и метеорологические прогнозы, с целью обеспечения и содействия безопасности путей морского судоходства в Южно-Китайском море.

139. Китай настаивает на том, чтобы соответствующие стороны, во время использования права на свободное плавание и полеты в районе Южно-Китайского моря, в полной мере уважали суверенитет, безопасность и интересы прибрежных государств, соблюдали местные законы и правила, установленные прибрежными государствами на основе «Конвенции» или других международных правил и норм.

6. О совместной защите мира и стабильности в Южно-Китайском море

140. Китай считает, что мир и стабильность в Южно-Китайском море должны обеспечиваться совместными усилиями Китая и стран АСЕАН.

141. Китай твердо идет по пути мирного развития, проводит оборонную политику оборонительного характера; придерживается новой концепции безопасности, в основе которой лежит взаимное доверие, взаимная выгода, равенство и сотрудничество; придерживается внешнеполитического курса на развитие хороших отношений с сопредельными государствами, а именно «стремится выстраивать дружеские и партнерские отношения с соседними странами»; по отношению к сопредельным странам придерживается внешней политики, в основе которой лежит добрососедство, спокойствие и процветание соседних стран; претворяет в жизнь концепцию доброжелательности, искренности, взаимной выгоды и инклюзивности. Китай является нерушимой силой, обеспечивающей мир и стабильность, а также продвижение сотрудничества и развития в Южно-Китайском море. Китай отдает все силы углублению дружбы и добрососедства со странами-соседями, активному продвижению делового сотрудничества с сопредельными странами и региональными организациями, включая АСЕАН, стремясь к достижению взаимной выгоды и всеобщего выигрыша.

142. Южно-Китайское море служит мостом для контактов между Китаем и сопредельными странами, а также неразрывными узами мира, дружбы, сотрудничества и развития, связывающими Китай с окружающими государствами. Мир и стабильность в Южно-Китайском море тесно связаны с безопасностью, развитием и процветанием стран региона, с благосостоянием их народов. Обеспечение мира, стабильности, развития и процветания в регионе Южно-Китайского моря – это общие чаяния и ответственность Китая и стран АСЕАН, оно отвечает общим интересам всех стран.

143. Китай готов и дальше прилагать неустанные усилия для достижения этой цели.