Нургазиев Ерлан Акылович: Каражорга и Меруерт
2014/02/19

Мое знакомство с Китаем состоялось осенью 2009 года. Мой друг - владелец экспедиторской компании, имел бизнес-интересы в СУАР, и в силу этих обстоятельств определенную часть времени проживал в Урумчи. Уступив его настойчивым просьбам, в октябре 2009 года я составил ему компанию и, оформив необходимые визы, мы выехали в КНР.

В Урумчи я провел тогда два незабываемых и удивительных месяца: увидел много интересного и увлекательного, попробовал вкуснейшие блюда китайской кухни, познакомился и пообщался с прекрасными и замечательными людьми разных национальностей и вероисповеданий, одним словом был совершенно заворожен и очарован.

Не стану занимать время организаторов конкурса, описывая подробно мое пребывание в Китае и все впечатления от поездки, а хотел бы остановиться на двух важных событиях, потрясших меня и оставивших глубокое впечатление.

В один из вечеров друг пригласил меня в развлекательный клуб, владельцами которого были китайские казахи из местной диаспоры. В клубе подавали блюда казахской кухни, играла казахская музыка и обслуживали официанты, разговаривающие на казахском. Заведение пользовалось популярностью у казахской диаспоры и приезжих туристов из Казахстана и СНГ. Но не эти моменты, приятные для казаха, хотя и сами по себе неудивительные, вызвали у меня состояние легкого шока и эйфории. В тот день я в первый раз увидел Каражоргу - танец, забытый и потерянный в Казахстане, но сохраненный и взлелеянный моими братьями и сестрами в Синьцзяне! Да-да, тогда еще Каражорга к нам еще не вернулся, тотальное и массовое возвращение случится несколькими месяцами позже. А тогда, в тот момент, я с восхищением смотрел на молодых джигитов и юных красавиц, которые лихо и искрометно вытанцовывали Каражоргу, а моя душа танцевала и пела вместе с ними, и каждая частичка моего тела знала мотив этой песни и знала каждое па этого танца...

В тот вечер мне пришлось приятно удивиться еще не раз. В один прекрасный момент музыканты вживую исполнили очень популярную в Казахстане песню "Здравствуй, столица". Надо сказать, что эту песню знали и исполняли (привет, челнокам!) в большинстве развлекательных заведений Урумчи, включая бразильский ресторан, где ее пели с веселым и трогательным акцентом два чернокожих бразильца!

Но вернемся ко второму важному событию, случившемуся в дни моего пребывания в Китае. Немного позднее мой друг познакомил меня с ребятами из местной казахской диаспоры, среди которых была удивительная и милая девушка по имени Меруерт. Дело в том, что фамилия у нее была Владимир*[AN1] . Ее отец был русским, сыном эмигрантов из России, которые из Харбина перебрались в Урумчи. Он очень рано стал сиротой и был воспитан в казахской семье. Прожив всю жизнь среди казахов, женившись на казашке, отец Меруерт считал себя казахом, не мог говорить на русском и троих своих дочерей просил не забывать языка, научил читать и писать на казахском на основе арабского алфавита. Сама Меруерт по образованию является учителем китайского языка, и ко всему прочему владеет и уйгурским языком. Общаясь с нами на казахском, она с легкостью переходила на китайский и уйгурский общаясь с персоналом, и также легко возвращалась в нашу общую беседу. Честно признаться, я с белой завистью наблюдал за таким ярким примером полезности знания нескольких языков. В ходе общения "русско-казахская дочь китайского народа" как стали мы ее называть, дала нам несколько полезных советов по изучению китайского языка, но, к сожалению, сроки нашего пребывания в Китае закончились и мы покинули эту удивительную и замечательную страну.

[AN1]Имя и фамилия изменены.

реконмендовать другому
  печать